Прихожане храма помнят, что еще пять-шесть лет назад храм нуждался в серьезной реставрации — потолочная краска была изъедена плесневым грибком, иконостас потемнел от времени и копоти свечей. Но постепенно на деньги жертвователей храм стал обновляться.

Вначале отреставрировали потолок — избавились от грибка, обновили краску — и свет в храме стал совсем иным. Затем отмыли иконостас каррарского мрамора — и вдруг оказалось, что мрамор белый, а не сероватый, как казалось раньше. Но на фоне заблестевшего иконостаса вдруг отчетливо стало видно, насколько нуждаются в реставрации и алтарные иконы, потемневшие и утратившие блеск золотого фона.

Великим Постом 2011 года начались реставрационные работы по обновлению иконостаса храма. Нам удалось побеседовать с реставраторами, Яной Бёзенберг и Франциской Вознитца, специалистами по реставрации живописи, скульптуры и алтарей.

Для них реставрационные работы с  алтарем православного храма — первый опыт. До этого женщины работали в католических и протестантских церквях.

Работа реставратора в чем-то схожа с работой хирурга: в обоих случаях требуется точность руки и глаз, ювелирная работа и невероятное терпение. В начале работы снимается вся грязь, которая копится на картине или иконе в течение времени. Для этого применяются химикаты, которые действуют на грязь, но щадят краски. Вообще цель очистки — это снять не только грязь, но и более новую краску, которая попадает на произведение искусства, если его стараются подкрасить или подновить без полноценных реставрационных работ. Когда все «новые слои» сняты, картина или икона высохла, реставраторы начинают работать как художники. На палитре смешивается краска, и реставратор тщательно восстанавливает те участки картины или иконы, которые откололись или отошли после очистки.

В реставрационных работах не используется масляная краска — оказывается, она имеет очень долгий срок высыхания и «устаивания», более темные масляные краски сохнут в течение 50 лет после написания иконы или картины. Поэтому реставраторы работают с темперой или водяными красками, чем-то схожими с акварелью — такие краски высыхают быстрее.

Вообще наблюдать за работой реставраторов — это наблюдать за чудом. Сами художницы с удивлением рассказывали, что икона князя Александра Невского (это крайняя левая икона иконостаса, если смотреть со стороны трапезы храма)  оказалась совсем не такой, какой показалась им с первого взгляда  — святой князь оказался одетым в кольчугу, плетение которой оказалось полностью скрытым под слоями копоти. У Архангела Михаила (это дьяконские врата рядом с иконой князя Александра Невского) в руке оказался золотой щит. Мы наблюдали за тем, как фрау Бёзенберг очищала лик Иисуса Христа — в руках реставратора был инструмент, похожий на скальпель. С поразительной точностью она снимала слои потемневшей старой краски и лик Христа стремительно светлел и преображался. Очищенные от наслоений времени, такие знакомые лики икон становились живыми и удивительно прекрасными. Истинный масштаб таланта художника, расписывавшего храм св. Симеона, Джеймса Маршалла, можно оценить только сейчас, когда иконы практически отреставрированы.

Какой кроткий лик у Богоматери с Иисусом, как серьезно и скорбно смотрит преподобный Симеон, как благочестив лик архангела Гавриила, принесшего Богородице благую весть, с каким страданием и одновременно мольбой поднял вверх глаза верховный апостол Петр, как спокойны и преображены верой лики епископов Митрофана Воронежского и Тихона Задонского, с какой любовью смотрит на прихожан Христос!

Увидеть иконы алтарной части храма в их первозданном облике мы сможем на Пасху — когда все реставрационные работы окончатся. Кроме обновления икон, реставраторы покрыли сусальным золотом Чашу и скрижали с Заповедями, а также медальон с голубем, символизирующим Святой Дух над Царскими вратами. Сейчас обновляются сами Царские Врата — реставраторы отчищают резьбу, обрабатывают сколы на дереве, затем покроют Врата новым слоем золотой краски.

На нескольких иконах нужно заделать сколы краски после очистки — и иконостас храма предстанет перед прихожанами в своей первозданной красоте.

Видеозапись реставрационных работ